Четырехсторонний диван (десадос) из коричневой кожи Eichholtz Sofa Mondrian

Четырехсторонний диван (десадос) из коричневой кожи Eichholtz Sofa Mondrian

Ширина дивана: 170 см
Глубина дивана: 130 см
Высота дивана: 82 см
Глубина сиденья: 40 см
Высота сиденья: 50 см

Эта модель — классический десадос, диван, появившийся во Франции в середине 19 века и довольно редкий в наши дни. Справедливо будет заметить, что и в период своей наибольшей популярности подобные модели встречались не так часто, как кушетки, оттоманки, софы и канапе и почти исключительно в домах очень обеспеченных французских, а к концу 19 века — и зарубежных вельмож. Не изменилось положение и сегодня, разве только стало еще более наглядным — такой предмет мебели требует значительного простора и соответствующей общей мебельной обстановки. Во всем облике этого десадоса чувствуется порода — и в самой форме, и в материале, из которого он сделан. Четырехсторонний диван из коричневой кожи Eichholtz Sofa Mondrian практически полностью повторяет образцы полуторавековой давности, за исключением одного современного новшества — на ножки пристроены мебельные колесики, существенно облегчающие его перемещение — ведь сегодня многочисленные слуги в домах встречаются реже, чем 150 лет назад. Закреплены эти колеса на изящных точеных ножках из благородного дерева, которые придают дивану особое обаяние. Пышные и округлые формы, которые подчеркивают декоративные пуговицы на спинке, превращают десадос из «инструмента для сидения» в приятное глазу произведение искусства, которое чаще можно увидеть в музее с ленточной и надписью «Экспонат, не садиться!». Кстати, именно музейно-галерейное использования подобных диванов (обычно куда более дешевого образца и пошиба) наибольшим образом и распространено.

Но именно этой модели дивана уготована другая участь — если уж и стоять в картинной галерее или музее, то не публичном, а исключительно в частной коллекции, куда доступ строго органичен. По своей сути четырехсторонний диван Mondrian — не предмет повседневного использования широкими кругами трудящихся, а предмет роскоши. Его место — в шикарных особняках, где десадос может отлично гармонировать с диваном и креслами аналогичного стиля и материала; уместным он будет в VIP-залах зданий речных, морских, авиационных портов и ж/д вокзалов, которые обставляются со всей возможной пышностью и помпезностью. Несколько озадачивает присвоенное этому десадосу имя Пита Мондриана — одного основоположников абстракционизма. Уж как раз в абстракционизм данный предмет мебели не вписывается ни под каким предлогом.

Товар снят с производства или продажи

Все диваны